Главная / ЭКОполис «Новая Молога» / Древнее Мологское село Веретея

Древнее Мологское село Веретея

Древнее Мологское село Веретея

Автор статьи: Дмитрий Михайлович Коновалов

Историческим центром Веретейской округи является село Веретея – одно из древнейших поселений Ярославской земли. Само слово «веретея» в древнерусском языке означает «возвышенный и плодородный участок земли». Часто веретеями называли высокие вытянутые гривы на обширных плоских поемных равнинах.

ТАК РОДИЛАСЬ ВЕРЕТЕЯ

Первое упоминание о селе Веретея встречается в летописях 1207 года. В том году город Молога и прилегающие к нему вотчины по завещанию великого князя Всеволода Большое Гнездо вошли в состав удела ростовского князя Константина Мудрого. В числе прилегающих к Мологе вотчин было и село Веретея. Таким образом, Веретее насчитывается больше восьми сотен лет, ибо вполне вероятно, что существовало здесь поселение с еще более давних времен!

Спустя сто с лишним лет со дня первого упоминания о Веретее мологские земли стали отдельным княжеством, во главе которого встал великий князь Федор Михайлович – верный спутник Димитрия Донского. В 1380 году со своей Мологской дружиной Федор Михайлович участвовал в знаменитой Куликовской битве, находясь на правом фланге русского войска. Участниками этого исторического сражения были и веретейцы.

Встречаются интересные сведения о жизни Веретеи и в иных древних документах. Например, доподлинно известно, что уже в начале 14 века село было вотчиной, то есть собственностью Мологского Кирилло-Афанасьевского монастыря. Точной даты основания монастыря нет, известно лишь, что в 1321 году обитель уже существовала, и в 1370 году князь Михаил Давыдович Моложский передал семейную Тихвинскую икону Божией Матери в эту обитель. С тех времен в некоторых сохранившихся до наших дней древних актах о жизни монастыря встречаются сведения и о жизни села Веретея.

Более интересен следующий факт. Вначале второй половины 17 века Патриарх Никон затеял строительство огромного Воскресенского монастыря на Истре, более известного как Новый Иерусалим. На строительство этой грандиозной по тем временам обители уходили все силы тогдашней церковной власти, особенно много уходило денег, и потому Мологский Кирилло-Афанасьевский монастырь как один из наиболее древних и богатых обязали помогать в строительстве Нового Иерусалима. Естественно Кирилло-Афанасьевский имея в своих вотчинах немало сел и деревень начал собирать пожертвования со своих крестьян, в том числе с жителей Веретеи, которые немало потрудились в сборе средств на патриаршие хоромы.

И НЕ ПРОСТО СЕЛО, А ЦЕНТР ВОЛОСТИ

После того как Московский патриархат вконец высосал все соки из Мологского Кирилло-Афанасьевского монастыря было принято решение о его упразднении в обычный приход, а земли и крестьян ранее ему принадлежащие передать в собственность государства. Произошло это согласно царскому указу «О секуляризации церковных имений» в 1764 году. Так и стали земли и крестьяне Веретеи собственностью государственной, лишь спустя 30 лет в жизни села произошел новый виток событий.

В 1796 году в стране началась кампания по административному делению уездов и Веретея стала центром отдельной волости Мологского уезда. В ее состав вошло 40 деревень и два села – собственно сама Веретея и село Шуморово – родина князей Шуморовских. В Веретее расположилось волостное правление, возглавляемое так называемым волостным старшиной, а в его помощниках числился писарь. Территория волости была огромной – 156 квадратных километров, ее границы проходили на северо-востоке от заставы города Мологи и Святого озера, до Копринского переката на юго-западе.

ПОСТРОИЛИ ВСЕМ МИРОМ ДВА ХРАМА

О том, что уже в 1710 году в центре села Веретеи был свой храм, а при нем большой двор, в котором жила большая священническая семья, свидетельствует архивный документ «Ревизская сказка». Когда храм был построен точно неизвестно, зато есть сведения, что вскоре он обветшал и на его месте в 1738 году был построен новый в честь Покрова Пресвятой Богородицы, а в 1751 году в двух десятках метров от него перестроен храм в честь Пророка Божия Илии. Таким образом, становится ясно, что уже в начале 18 века в селе было две церкви.

Во второй половине 18 века в стране началось активное строительство каменных зданий, в том числе церквей. Удовольствие это было дорогим и хлопотным, но жителей Веретеи это не смутило и потому в 1782 году они взялись за строительство большого кирпичного храма взамен деревянной Покровской церкви. Строили 10 лет, на средства местных простых крестьян прихожан. 14 октября 1792 года, в праздник Покрова Божией Матери состоялось его торжественное освящение, на котором был Ярославский архиерей. Этот храм считался летним и был на три престола: главный – во имя Покрова Пресвятой Богородицы, правый – во имя Крестителя Господня Иоанна, левый во имя святителя Николая Чудотворца.

Храм был увенчан пятью массивными голубыми куполами с золотыми звездами, а на трехъярусной колокольне были установлены часы. Кстати общий вес колоколов был 555 пудов, или почти 9 тонн в пересчете на современные килограммы. Не каждый даже городской храм мог похвастаться такой звонницей.

Главным украшением внутреннего убранства храма был семиярусный то есть семи этажей икон, вызолоченный червонным золотом иконостас. В храме были древние иконы греческого письма, перенесенные из прежней деревянной церкви. Стены храма украшала живопись. О большом объеме живописных и позолотных работ свидетельствует тот факт, что даже при высокой стоимости рубля в те годы, за исполнение заказа была выплачена довольно крупная сумма – 10 тысяч рублей Санкт-Петербургским мастерам. 

Было в храме три посеребряных паникадила – так называемых больших церковных люстр; а также множество иной ценной утвари – подсвечников, кивотов и так далее.

Это перечисление богатства Покровского храма неслучайно, ведь его строительство от фундамента до маковки и внутреннее наполнение было выполнено исключительно на пожертвования местных крестьян. Правда, немалый вклад внес Мологский купец Стефан Ивонин, уроженец соседней от Веретеи деревни Переслегино. За помощь в обустройстве храма он был награжден Государевой наградой – золотой медалью для ношения на Станиславской ленте.

В начале 1800-ых годов число жителей в Веретейской волости составляло больше 10 тысяч человек, а частые венчания новобрачных, крещение младенцев, отпевание умерших и другие богослужения требовали увеличения церковной площади. А новый Покровский и старый деревянный Ильинский храмы не вмещали в себя всех богомольцев и потому в 1804 году местные жители обратились к архиепископу Ярославскому и Ростовскому Павлу с просьбой старый Ильинский уже обветшавший деревянный храм упразднить, а на его месте построить новый каменный. Так, спустя 5 лет 2 августа 1809 года была освящена каменная церковь в честь Пророка Божия Илии.

Этот храм вышел невысоким, скромным, но вместительным, его размеры 44 на 22 метра – почти тысяча квадратных метров. В 1860-х годах к нему были пристроены боковые приделы: правый в честь Богоявления Господня, левый в честь Цареградской иконы Божией Матери – особо почитаемого образа жителями села, а в трапезной в честь святых бессеребренников Косьмы и Дамиана. Правда недостатком храма была слабая освещенность из-за малого количества окон для такой большой площади.

Как гласят «Ярославские епархиальные ведомости» - никогда на богослужения меньше трех-четырех тысяч богомольцев и не собиралось. А по праздникам – на Пасху или на Покров приходил почти каждый житель Веретейской округи, а жило там, например, в конце 19 века больше 10 тысяч человек.

Территория обоих храмов была огорожена большой каменной оградой с шикарными коваными воротами. Вокруг было кладбище, на котором по сей день, сохранились захоронения аж начала 18 века.

ШКОЛА – СТАРЕЙШАЯ В РОССИИ

В 1848 году неподалеку от обеих церквей была открыта школа. Уникальное явление – школа была открыта по решению крестьян, и стала одной из первых общеобразовательных сельских учреждений в России. Эта школа просуществовала больше 150 лет ни на один день не закрываясь, лишь в 2005 году ее прихлопнули местные власти, но об этой невеселой истории позже.

А пока об ее основании…

Здание школы было одноэтажным и в первые годы ее работы в ней обучалось порядка ста веретейских ребят. Учителя работали знающие грамоту местные жители, священники и приезжие из Мологи или Рыбинска преподаватели которым Мологское земство предоставляло жилье и хорошее вознаграждение.

В середине 19 века огромную помощь оказывал школе председатель Ярославской палаты государственных имуществ, сын ссыльного декабриста Евгений Иванович Якушкин – известный этнограф, библиограф и юрист. Он много ездил по городам и весям ярославщины, и, побывав в Веретее, был крайне восхищен желанием местных крестьян получать образование и потому он много помогал школе – как морально – посылал в школу преподавателей, так и материально – обеспечивал книгами и учебными пособиями.

К концу 1800-ых школа уже не вмещала в себя всех учащихся, и потому в 1903 году рядом было построено новое двухэтажное здание. Здесь предполагалось разместить и рисовальную школу, о создании которой много ходатайствовал Федор Григорьевич Солнцев – уроженец соседнего села Веретеи, выдающийся художник и особо приближенный к четырем российским императорам от Николая I до Николая II. Правда самому Солнцеву ту идею осуществить не удалось, он умер в 1892 году в возрасте 91 года, но его начинание тогда продвигала внучка Николая I принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская – ученица Солнцева. 

После праздничной службы 14 октября 1903 года школу освятили, прошли вокруг крестным ходом, у местных жителей было большое гулянье, а ближе к вечеру в Веретею пришла телеграмма от принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской: «Заведующему Веретейской школы Ф.Г.Ширяеву. В день школьного праздника приветствую преподавателей и учащихся, желаю дорогой мне школе благополучия и процветания, поздравляю с успешным завершением Ваших неустанных трудов. Евгения Ольденбургская – принцесса». Немало пришло тогда телеграмм в адрес старейшей школы Имперской России и из царствующего Дома Романовы, и от бывших учеников проживающих кто в Москве, кто в Питере.

Кстати, осуществить проект профессора Императорской академии художеств Федора Солнцева и принцессы Евгении Ольденбургской по созданию рисовальной школы в Веретее не удалось, - помешала революция.

ДАЖЕ БЫЛА СВОЯ БИБЛИОТЕКА

16 июня 1896 года в Веретее состоялся волостной крестьянский сход, на котором крестьяне постановили: «Для всенародного просвещения в селе Веретее открыть народную библиотеку». Санкт-Петербургский комитет грамотности Императорского вольного экономического общества одобрил решение крестьян и вскоре в Петербурге была выпущена книга «Правила Веретейской бесплатной библиотеки-читальни. С.-Петербург, 1897, типография Вайсберга». Эта книга и сейчас хранится в некоторых крупнейших фондах библиотек страны. В ней  написано следующее: «Цель библиотеки – удовлетворять желанию местного населения приобретать путем чтения книг полезные сведения и знания в области религиозно-нравственной, сельскохозяйственной, гигиенической и образовательной жизни». Средствами библиотеки служили единовременные пособия и пожертвования проживающих в Петербурге бывших крестьян Веретейской волости. Для строительства здания библиотеки было изыскано 600 рублей и 100 рублей на книги. Мологское уездное земство для этой цели выделило 250 рублей. Кроме того, должны поступать ежегодные ассигнования от Веретейского волостного схода – 15 рублей.

14 октября 1897 года в праздник Покрова, состоялось торжественное открытие библиотеки. На открытие библиотеки в Веретею прибыли не только представители дворянства Мологского уезда, но и ярославский губернатор, будущий министр иностранных дел и премьер-министр Российской Империи в правительстве Николая II Борис Штюрмер.

Так Веретея стала одним из немногих Ярославской губернии сел, где была своя библиотека-читальня. 

Очень скоро фонды библиотеки были наполнены различной русской и зарубежной классической и научной литературой, но особой популярностью среди крестьян пользовались периодические журналы о сельском хозяйстве и молочном производстве. Ведь еще бы, Веретея была одним из центров молочной промышленности Российской Империи и крупным торговым селом.

ЯРМАРКИ ШИКАРНЫЕ И МУЖИКИ УМЕЛЫЕ

После отмены крепостного права в 1861 году многие веретейские крестьяне начали открывать свои лавочки – кто кузницу, кто трактир, кто магазин. Кустарными промыслами – изготовлением бочек, ведер, колес, саней, телег и прочих предметов домашнего обихода веретейские мужики занимались давно, но в связи с дарованной им полной свободой их промысел стал легальным и потому расти стал с небывалой скоростью. Например, в архивах сохранился журнал «Вестник Ярославского земства» за 1875 год, где есть статья некоего А.Н.Зыкова «Статистическое описание Веретейской волости». В этом материале дано конкретное описание жизни каждой деревни Веретейской волости и самого села Веретея. Из статьи ясно, что местные мужики были отличными каменщиками, печниками и плотниками, поэтому очень часто их труд был востребован и в других волостях, а товары успешно расходились на ярмарках и различных торгах. Все в том же 1875 году, буквально спустя 6 лет после освобождения крестьян от государевой зависимости в Веретее уже была овчинная мастерская крестьянина Василия Герасимова, красильная для пряжи крестьянина Козьмы Васильева; два трактира: крестьянки Аксиньи Монаховой и крестьянина Александра Алексеева. Кроме того, восемь лавок, шесть из которых принадлежали Веретейской церкви. А в соседней деревне был кирпичный завод.

Так зародилась в Веретее ярмарочная торговля.

Вообще Веретея всегда славилась своими ярмарками. Это было яркое зрелище. Чего только тут не было. Крестьяне продавали и покупали столярнобондарные, железоскобяные и гончарные изделия, холсты, кожу, галантерею, рыбу, овощи, фрукты и многое другое. Мясо продавали по цене 15 копеек за килограмм, яйца – 10 копеек за десяток, молоко – 5 копеек кринка. На ярмарке заключали торговые сделки, крестьяне нанимались на различные работы. Вот как написано о веретейских ярмарках в том же журнале «Вестник Ярославского земства»: «Никольская ярмарка в селе Веретея. Накануне в первый день ярмарки торговали хорошо. Скота на ярмарке мясного и молочного было очень много. Накануне ярмарки торговать скотом, хотя и не давали, но сделки все-таки происходили и платили дороже. В самую же ярмарку цены на скот понизились. Льна привезено было порядочно, и цена на него была хорошая. Всего более был спрос на картофель, которого было заготовлено много».

Сохранились и другие описания веретейских ярмарок: «Ноне торговля на ярмарке была плохая, потому что почти в каждой деревне есть свои мелочные лавки. Цены на зерновой хлеб падают, на лен же цены до сих пор хорошие, но подвоз его сократился. Ржаную муку, Рыбинскую продают вместо прежней цены 4 рубля 25 копеек, только за 3 рубля 75 копеек – мешок».

«На ярмарке нанимали рабочих для вспашки земли и возки навоза с платою одному рабочему с лошадью 1 руб. 50 коп и одному рабочему без лошади 60 коп на хозяйских харчах».

«В привозе было много кос, которые к предстоящему сенокосу покупались крестьянами в долг до осени у заозерных кузнецов. Косцам мужчинам платили от 4 руб.50 коп. до 5 руб. а женщинам – от 3 руб. до 4 руб. за неделю на хозяйских харчах».

Всего же во дворах крестьян веретейской волости, по данным все того же А.Н.Зыкова одних только коров было полторы тысячи голов, а еще 1200 лошадей, и огромное количество иной скотины – свиней, телят, куриц и овец.

Такова была жизнь крестьян Веретеи во второй половине 19 века.

А в начале века двадцатого Веретея стала центром молочной промышленности.

И СТАЛА ВЕРЕТЕЯ ЦЕНТРОМ МОЛОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Развитие молочной промышленности в России началось в 1850-80-ых годах. Ее основоположником был Николай Васильевич Верещагин – родной брат знаменитого художника Василия Верещагина. Именно Николай Верещагин закончив Петербургский кадетский корпус, и Санкт-Петербургский университет и совершив большое путешествие в Германию, Англию, Францию, Голландию и Швецию с целью изучения молочного дела вернувшись в Россию, стал инициатором создания крестьянских артелей по переработке молока в масло и сыр. Он показал, как можно наивыгоднейшим способом организовать переработку в молочные продукты молока, полученного из мелких крестьянских хозяйств. Николай Верещагин создал совершенно новый, неизвестный до него за границей, способ изготовления сливочного масла, имеющего ярко выраженный вкус пастеризации. Это масло было названо «Парижским», а позднее, в 1930-е годы переименовано в «Вологодское». До Верещагина сливочное масло из России не вывозили, продавали только топленое масло в Турцию и Египет.

Николай Верещагин был разработчиком систематических правил ухода за коровами, при практическом применении которых надои улучшались как качественно, так и количественно. А еще, именно Верещагин впервые обратил внимание на ярославских коров, которые при правильном за ними уходе давали надои лучше, нежели некоторые иностранные породы.  

У Верещагина были достойные последователи, так сказать ученики, сыгравшие большую роль в развитии отечественного молочного дела. Среди них были и веретейцы.

И потому, жители села обратились к ярославским властям поддержать их в проекте Верещагина по созданию молочных артелей и кооперативов. Ярославское губернское земство идею поддержало. Так, в 1907 году в селе была организована первая в Ярославской губернии крестьянская молочная артель по переработке молока в сливочное масло.

В 1909 году в Веретее состоялось общее учредительное собрание крестьян волости, после которого было организовано сельскохозяйственное общество, кредитное товарищество и потребительская лавка. Председателем был избран священник Покровской церкви Константин Памфилович Ельниковский. Это был образованный человек, знал греческий, латинский, французский языки, а в Веретейской школе преподавал православное богословие. Он хорошо знал коммерцию и торговлю. Это был человек, несомненно, большого ума.

В тот же год веретейцы пригласили к себе опытных агрономов и специалистов по различным отраслям сельскохозяйственного производства для повышения своей крестьянской квалификации.

Спустя три года успехи Веретейской молочной артели были ошеломляющими. По отчету за 1910 год крестьяне из своих личных подсобных хозяйств сдали 27512 пудов (пол миллиона тонн) молока, выработали 1137 пудов (18,5 тонн) масла на 18 тысяч 298 рублей в деньгах того времени. Какое другое село Ярославской губернии или Российской Империи могло похвастать такими показателями?

ПРОСЛАВИЛИ ВЕРЕТЕЮ МОЛОКО И СЫР С МАСЛОМ

29 августа 1911 года в Мологе был организован первый сельскохозяйственный конкурс сливочного масла производства мологских молочных артелей. На этот конкурс прибыли представители крупных торговых фирм Москвы и Петербурга. В конкурсе принял участие и представитель крупной торговой английской фирмы Д.Э.Ганзен. Деятельность Веретейской молочной артели получила высокую оценку. Петербургский купец первой гильдии Иван Кислов, присутствовавший на выставке, отметил превосходные качества сливочного масла Веретейской артели и заявил, что если и впредь масло будет вырабатываться такого же качества, то артельное масло Ярославской губернии скоро займет ведущее место на петербургском рынке. На другой день в Веретею прибыл и господин Д.Э.Ганзен, чтобы познакомиться с деятельностью Веретейской молочной артели и заключить торговый контракт на поставку Веретейского сливочного масла в Лондон. С тех пор молочные продукты из Веретеи пошли прямиком за рубеж, а в карманах крестьян золотых монет зазвучало больше.

После выставки веретейские крестьяне получили ряд верещагинских и государственных наград в виде золотых и серебряных медалей, а также крупных денежных вознаграждений.

НЕ ТОЛЬКО РАБОТАТЬ ЛЮБИЛИ, НО И ОТДЫХАТЬ

Веретейские крестьяне любили не только работать, но и отдыхать, особенно зимой, когда начинались Святки – святые дни от рождества Христова до Крещения. Это время крестьяне ожидали с нетерпением и особой радостью. Такое ожидание обуславливалось еще и тем, что Святки начинаются после окончания крестьянами всей тяжелой зимней работы.

До революции в Мологе издавалась уездная газета с красивым названием «Родной край». Она писала, что в Веретее планируется строительство Народного дома. Так в то время называли учреждения культуры. Для этой цели в 1915 году был приобретен участок земли площадью 800 квадратных саженей, а на строительство здания было отпущено 25 тысяч рублей. Кроме того, крестьяне Веретейской волости собрали 6 тысяч рублей. Но из-за грянувшей в России кроваво-красной революции построить дом культуры не удалось. А планы и жизненные надежды людей рухнули…

И ПРИШЛА В ВЕРЕТЕЮ ДРУГАЯ ВЛАСТЬ

Скоро до Веретейской округи добралась новая власть. Уже в 1918 году в соседних селах начались расстрелы мирных людей. В Лацком большевики убили отца Николая Любомудрова, в Шестихино отца Димитрия Вознесенского, не говоря уже о простых мирных жителях не желавших впрягаться в коммунистическую каббалу. 

В конце 1930-ых годов в село пришла страшная весть – уездный город Мологу с семью сотнями окружных сел и деревень решено стереть с лица земли – создать на их месте рукотворное море Рыбинское водохранилище. Благо зона затопления не доходила до Веретеи, однако в село и близлежащие деревни хлынули переселенцы. Количество жителей в Веретее возросло до двух тысяч человек. 

Коренным веретейцам пришлось тесниться – у кого-то отбирали земельные наделы в пользу переселенцев, к кому-то в дом подселяли чужие семьи.

В 1930-ых уникальную библиотеку-читальню реорганизовали, а в ее стенах открыли клуб с песнями и плясками.

30 мая 1937 года в клубе была назначена лекция «Классовая сущность религии, ее происхождение и о том, как попы нас обманывают». Для чтения лекции прибыл представитель из Мологи. К 9 часам вечера народу в клубе собралось больше 300 человек.  Лекция уже началась, а люди все шли и шли, потому что все знали – в этот вечер будет решаться вопрос о закрытии Веретейской церкви. После лекции людям было зачитано специальное постановление «Просить райисполком церкви в селе Веретее закрыть, а в освободившихся зданиях сделать очаг культуры». На этом собрании выступил последний священник за всю историю Веретейской церкви Казаков. Его просьба не была принята во внимание. Обсуждение вопроса о закрытии церкви шло непростым голосованием, а от колхозников потребовали поставить подписи под постановлением. На этом собрании представитель из Мологи резко критиковал коллектив учителей Веретейской школы за слабую атеистическую пропаганду среди местного населения в борьбе с пережитками прошлого. Учителей на собрании было 22 человека. Чтобы отдать Веретейский храм Покрова Пресвятой Богородицы на разорение, никто из них сказать не решился. Собрание закончилось в 12 часов ночи, а люди не расходились до утра. Женщины украдкой плакали, прощаясь с Веретейской церковью. Очаг культуры в храме не сделали – все это оказалось блефом, зато шустро вывезли ценную утварь. А вскоре и вовсе в стенах Покровского храма разместили зерносклад, а в стенах Ильинского зернодробилку.

Когда стены храма опустошили, колокола сбросили, новые власти стали срезать кресты на куполах. Сначала полез один, уже опытный в этом деле «делец», но сорвался и разбился насмерть, даже не успев до креста доползти. Послали второго, и тот тоже упал и разбился. Так и бросили эту глупую затею, и потому кресты на храме Покрова Пресвятой Богородицы стоят по сей день, возвышаясь над Веретейской округой.

Вскоре Мологский район в связи с затоплением упразднили и Веретея стала рядовым селом теперь уже нового Некоузского района Ярославской области.               

В Веретее был создан свой колхоз, которому дали помпезное название «Луч коммунизма». В 1958 году этот колхоз один из немногих принял участие во всесоюзной выставке достижений народного хозяйства, где занял одно из призовых мест за успехи в развитии животноводства. 

В 1920-ых годах веретейская школа начала сотрудничать с Мологским краеведческим музеем, который давал программу изучения местного края. После переселения мологжан в 1930-40-е годы в веретейской школе училось в три смены порядка 450-500 человек.

Уровень преподавания оставался по-прежнему высоким. Школа шла в ногу со временем. В 1935 году в Мологской районной газете «Колхозное междуречье» директор школы А.А.Воробьев в своей статье «Веретейская школа готовится к новому учебному году» писал: «Произведен ремонт всех помещений, с помощью учеников расширена физкультурная площадка, при школе хорошее подсобное хозяйство. Имеется три гектара пахотной земли, два гектара сенокосных угодий, лошадь, корова, пять свиней. Ученики будут обеспечены сытными обедами».

В 1942 году Веретея стала пристанищем для детей блокадного Ленинграда. Многие из них после войны так и остались жить в селе.

После войны и затопления Мологского края жизнь села Веретея сравнялась и стала аналогичной жизни других сел и деревень советской России. Были здесь построены типовые каменные дома, дом культуры, детский сад, по центру села проложили хорошую асфальтовую дорогу соединяющую железнодорожную станцию Шестихино, город Мышкин, Углич и село Брейтово, города Весьегонск, Красный Холм и туда дальше Санкт-Петербург.   

ЖИВЕТ СЕГОДНЯ ВЕРЕТЕЯ

В начале 1990-ых годов о Веретее заговорили как об основном претенденте на роль культурно-исторической столицы Русской Атлантиды. Ведь до затопленной Мологи отсюда всего несколько километров…

В 1997 году оба храма – Покровский и Ильинский в разоренном, разворованном и плачевном виде – без окон, полов и дверей вернули в лоно Русской православной церкви. Тогда для того чтобы хоть как-то привести храмы в порядок и очистить стены от полутораметровой зерновой пыли пришлось нанимать пожарную машину. 

В 2005 году между храмами был установлен поклонный крест в память жертв Волголага занимавшихся подготовкой Молого-Шекснинской низменности к затоплению водами Рыбинского моря; в память безвременно ушедших детей блокадного Ленинграда, эвакуированных в Веретею в 1942 году; и в память жертв веретейского крестьянского мятежа в 1918 году.

В том же 2005 году старейшую веретейскую школу закрыли по причине крайне малого количества учащихся в ней, а взамен в стенах школы на базе бывшего школьного музея создали историко-культурный центр «Молога». Одной из заслуг центра стала организация ежегодной сельскохозяйственной Мологской ярмарки, по примеру тех ярмарок, что были здесь сто и двести лет назад.

В 2006 году в связи с Федеральным законом о делении районов было образовано Веретейское сельское поселение с административным центром в поселке Борок.

Дмитрий КОНОВАЛОВ, краевед, автор книги "Летопись Мологских сел и деревень"